ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Три дня спустя Леди Джайна Праудмур шла по улицам когда-то славного города, гордости северного Лордерона. Теперь это было место из кошмара.
Зловоние было почти невыносимо. Она приложила к лицу платок, обильно надушенный экстрактом мироцвета, чтобы не вдыхать хотя бы часть этого смрада. Пожар, который уже должен был сам поглотить себя и хотя бы идти на спад из-за недостатка пищи для огня, продолжал бушевать во всю силу, что говорило Джайне о том, что тут замешана темная магия. Помимо едкого запаха дыма, жалящего ее глаза и горло, в воздухе витал сильный запах гниения.
Они лежали там, где пали, большая их часть была безоружна. Слезы текли из глаз Джайны и скатывались вниз по ее щекам, она двигалась словно в трансе, осторожно переступая через обмякшие тела. Приглушенный стон боли вырвался из губ, поскольку она обнаружила, что Артас и его солдаты в своем заблуждающемся сострадании не щадили даже детей.
Их тела лежали тихо и неподвижно. Могли ли они встать и напасть на Джайну, если бы Артас не убил их? Возможно, да. Почти наверняка, многие из них; зерно было распределено и употреблено по всему городу. Но не каждым же? Она никогда не узнает ответ на этот вопрос – и он тоже.
– Джайна... Прошу, пойдем со мной, – его голос был напорист, но было ясно, что мысленно он находится за тысячу миль отсюда. – Он сбежал от меня. Я спас жителей города от превращения в его рабов, но в самую последнюю минуту он скрылся. Он в Нордсколе. Пойдем со мной.
Джайна закрыла глаза. Она не хотела вспоминать эту беседу, произошедшую полтора дня тому назад. Она не хотела вспоминать, каким он выглядел – холодным, сердитым и отдаленным, жаждущего лишь убить Повелителя ужаса – о, Свет, демона! – не останавливаясь ни перед чем.
Она запнулась об труп, и вновь ее глаза расширились при виде этого ужаса, созданного человеком, которого она любила – и все еще продолжала любить, несмотря ни на что. Как она могла любить его после этого, она не знала, но, храни ее Свет, так оно и было...
– Артас... это ловушка. Он же повелитель демонов. Если он был силен, когда ускользнул от тебя в С... Стратхольме, то он, несомненно, без труда справится с тобой на своей территории, где он будет еще сильнее. Не иди туда… пожалуйста…
Она хотела броситься ему на шею, удержать его у себя. Он не мог идти в Нордскол. Это означало бы верную смерть. И хотя он обрек на смерть стольких людей, Джайна не желала ему такой судьбы.
– Сколько мертвых, – пробормотала она. – Не могу поверить, что все это дело рук Артаса.

И все же она знала, что это сделал он. Целый город …
– Джайна? Джайна Праудмур!
Джайна резко вышла из тошнотворного транса от звука знакомого голоса. Утер. Она ощутила странное чувство облегчения, повернувшись на зов паладина. Утер всегда немного ее пугал; он был таким большим, сильным и… ну… глубоко верующим в Свет. Она с чувством стыда вспоминала, как она и Артас, когда они были моложе, высмеивали за спиной рыцаря благородство Утера, граничащую по их мнению с напыщенностью и ханжеским поведением. Он был довольно легкой мишенью. Но по завершению этих мучительных трех дней, она и Утер вместе противостояли Артасу.
– Ты поклялась, что никогда не откажешь мне, Джайна, – ставил ей в вину Артас, его голос был словно острие холодного ножа. – Но когда мне больше всего нужна твоя поддержка, твое понимание, ты отворачиваешься от меня.
– Я... ты... Артас, мы не знаем достаточно...
– И теперь ты отказываешься помочь мне. Я отправляюсь в Нордскол, Джайна. Ты нужна мне. Чтобы остановить это зло. Так ты не пойдешь?
Джайна вздрогнула. Утер это заметил, но ничего не сказал. Облаченный в полный комплект доспехов, несмотря на жар неестественного пепелища, он стремительно приближался к ней. Его рост и внешний вид теперь стали для нее воплощением силы и надежности, и это больше не пугало ее. Он не обнял ее, но успокаивающе взял за руки.
– Я знал, что найду тебя здесь. Девочка моя, куда он отправился? Куда увел наш флот?
Глаза Джайны расширились:



– Флот?
Утер утвердительно хмыкнул.
– Он взял командование над всем флотом Лордерона и отчалил вместе с ним. Оставив лишь краткое сообщение своему отцу. Мы не знаем, почему они подчинились ему без приказа от командующих.
Джайна слегка грустно улыбнулась.
– Потому что он – их принц. Он – Артас. Они любят его. Они не знали об… этом.
Вспышка боли пронеслась по грубому лицу Утера, и он кивнул.
– Да, – тихо молвил он. – Он всегда хорошо относился к людям, которые служили ему. Они знают, что он искренне заботится о них, и они будут готовы пожертвовать ради него своими жизнями.
В этих словах была горечь. Они были правдивы, ведь Артас заслужил столь не умирающую преданность своего народа.
– И теперь ты отказываешься помочь мне.
Утер осторожно потряс ее, вернув ее обратно в настоящее.
– Так ты знаешь, куда он их повел, дитя?
Джайна глубоко вздохнула.
– Он подошел ко мне перед отплытием. Я умоляла его остаться. Говорила, что это может быть ловушкой...
– Куда он ушел? – требовал ответа Утер.
– В Нордскол. Он отправился в Нордскол, чтобы сразиться с Мал'Ганисом, повелителем демонов, ответственного за чуму. Он не мог победить его… здесь.
– Повелитель демонов? Черт бы побрал этого мальчишку! – его порыв поразил Джайну. – Я должен рассказать о всем Теренасу.
– Я пыталась остановить его, – повторила Джайна. – Но затем… после…



Она беспомощно указала на невообразимое количество мертвых, тихо составляющих им компанию. Она тысячу раз спрашивала себя, могла ли она остановить его – найти верные слова, которые бы поколебали Артаса и вернули его на правильный путь.

– Я потерпела поражение.
Я подвела тебя, Артас. Я подвела этих людей... я сама себя подвела.
Тяжелая рука Утера сжала ее тонкое плечо.
– Не вини себя, девочка.
Она безрадостно рассмеялась.
– Это так очевидно?
– Каждый, у кого есть сердце, думает точно так же. Уж я-то знаю.
Она поглядела на него, пораженная признанием.
– Вы тоже? – спросила Джайна.
Он кивнул. Его глаза были налиты кровью от изнеможения, боль скрывалась глубоко в его зрачках.
– Я не мог противостоять ему. Он же мой принц. Но неужели… мне нужно было встать на его пути? Сказать что-то ему наперекор, или даже сделать? – Утер вздохнул и потряс головой. – Возможно. А возможно, и нет. Все это уже в прошлом, и я теперь не могу ничего изменить. Ты и я должны смотреть в будущее. Джайна Праудмур, ты не имеешь никакого отношения к этой резне…. Спасибо, что сообщила мне, куда он пошел.
Она опустила голову.
– Мне кажется, что я снова предала его.
– Джайна, возможно, ты спасла его – и всех солдат, что в невежестве пошли с ним, не зная, что их там ждет.
Испугавшись его слов, она резко подняла свою голову и посмотрела на него.
– Что с ним будет? Он же все еще Артас, Утер!
Глаза Утера стали тревожными.
– Да, это так. Но он принял ужасное решение – и теперь мы взираем на последствия. Я не знаю, каким он может вернуться после этого, – Утер отвернулся и посмотрел на мертвых. – Мы знаем, что мертвые могут быть подняты как нежить. И эти демоны действительно существуют. Но интересно, существуют ли призраки умерших. Если да, то нашему принцу никогда не избавиться от них, – он поклонился ей. – Уходите из этого места, леди.
Она замотала головой.
– Нет, пока нет. Я не готова.
Он посмотрел на нее, затем кивнул.
– Как пожелаешь. Да пребудет с тобой Свет, леди Джайна Праудмур.
– Да пребудет он и с вами, Утер Светоносный.
Она постаралась улыбнуться ему, как смогла, и смотрела, как он уходит от нее. Артас без сомнения увидел бы в ее поступке еще одно предательство, но если это спасет его жизнь, то она сможет жить с этим грузом на душе.
Запах стал еще более отвратным, и даже упрямство не могло больше удержать ее здесь. Она замерла на секунду ради последнего взгляда. Часть ее спрашивала, зачем она сюда пришла; и другая часть ее знала ответ. Она пришла, чтобы вид этого города впечатался ей в память, чтобы она поняла всю глубину происходящего. Она никогда не должна забывать об этом. Многого ли достигнет Артас или ничего, она не знала, но то, что случилось здесь, никогда не станет простой сноской в книгах истории.
С неба медленно спустился ворон. Ей захотелось спугнуть его, попытаться защитить от падальщика эти бедные изрезанные трупы – но он делал лишь то, что велела ему природа. У него не было совести, чтобы понять, что его деяние – оскорбление для человеческой натуры. Она просто продолжала смотреть на ворона, но потом ее глаза с удивлением расширились.
Ворон начал изменяться, расти, и внезапно вместо страшной птицы появился мужчина. Еще более она удивилась, признав его – это был тот пророк, которого она видела уже дважды.
– Ты!
Он поклонился ей и странно улыбнулся, словно говоря: Я тоже узнаю тебя. Уже в третий раз она сталкивалась с ним: в первый раз он разговаривал с Антонидасом, второй раз – с Артасом. В обоих случаях она была невидима – и было ясно, что ее заклинание ни на секунду его не одурачило.
– Тела преданы земле, их души нашли упокоение, но не стоит обманывать себя. На севере твоего юного принца ждет только смерть.
Его неясные слова заставили ее немного вздрогнуть.
– Артас делает то, что считает единственно правильным.
Это была правда, и она знала это. Не смотря на его промах с демоном, он был искренне уверен, что очищение Стратхольма было единственным выходом.
Взгляд пророка смягчился.
– Быть может, это и похвально, – сказал он, – но желание спасти мир приведет его к гибели. Теперь все зависит от тебя, молодая колдунья.
– Что? Я?
– Антонидас отверг меня. Теренас и Артас тоже. Оба правителя над людьми и властитель магии отвернулись от знания истины. Но я думаю, ты так не поступишь.
Аура силы вокруг него была почти осязаема. Джайна могла даже видеть, как она со всей мощью стремительно циркулировала вокруг него. Он подошел к ней и положил руку ей на плечо. Она с недоумением, внимательно посмотрела на него.
– Ты должна возглавить людей и вести их на запад, в древние земли Калимдора. Только там ты сможешь сразиться со злом и спасти этот мир от вечной тьмы.
Смотря в эти глаза, Джайна поняла, что он был прав. Никто ее не контролировал, не принуждал, она просто знала это, и была уверена в этом каждой частичкой своего тела.
– Я... – с трудом сглотнув, она в последний раз бросила взгляд на кошмар, сотворенный её любимым человеком, и согласно кивнула. – Я сделаю, как ты скажешь.
И оставлю моего Артаса наедине к судьбой, которую он выбрал для себя. Больше нет иного пути.
– Понадобиться время, чтобы всех собрать. Заставить их поверить мне.
– Я не знаю, сколько времени у тебя в запасе. Большая его часть уже потрачена впустую.
Джайна подняла голову.
– Я не могу уйти, не попытавшись. Если ты знаешь так много обо мне, то должен понять.
Ворон-пророк, казалось, немного расслабился и улыбнулся ей, сжав ее плечо.
– Делай то, что считаешь нужным, но не задерживайся слишком надолго. Время стремительно утекает, и любая задержка может оказаться смертельной.
Она кивнула, слишком взволнованная, чтобы что-то ответить. Нужно со многими переговорить – в том числе и с ее наставником Антонидасом. Если он и послушает кого-то, подумала она, так это ее. Она была свидетелем восстания мертвых – побег в Калимдор, пока еще тут оставались живые, не был безумием.
Фигура пророка изменилась и сжалась, он снова стал большой черной птицей и улетел, громко хлопая черными крыльями. Ветер от этих крыльев словно обдул ее лицо, и он не пах так отвратно, как дым или смерть. Он был чистым и свежим.
Он пах надеждой.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Флот Лордерона бросил якорь в бухте Кинжалов, на берегу земель, прозванных Нордсколом. Глубокие серые воды залива бушевали под неумолимым ветром. Крутые утесы берегов заросли стройными соснами, которые прикрывали своими ветвями берег, где люди Артаса разбили лагерь. Где-то неподалеку гремел водопад, поднимая в воздух стену брызг. Здесь было куда приятнее, чем ожидалось. По крайней мере – сейчас. Вовсе и не скажешь, что в этих краях живет повелитель демонов.
Артас спрыгнул с борта своей лодки и ступил на берег, окидывая взглядом окружающий пейзаж. Ветер ревел, как малое дитя, развевая его длинные светлые волосы и лаская их своими холодными пальцами. Возле него стал один из капитанов кораблей, которые Артас повел за собою без разрешения отца. Он дрожал и растирал руки, пытаясь хоть как то согреться.
– Неужто Свет покинул эту землю? Здесь почти не видно солнца. Ледяной ветер продирает до костей – а вы даже не дрожите.
С неким удивлением Артас понял, что мужчина был прав. Он чувствовал собачий холод, что грыз его кожу – и вовсе не дрожал.
– Милорд, с вами все в порядке?
– Все войска высадились, капитан? – спросил Артас, пропустив мимо ушей его вопрос. Глупости. Он вырезал целый город, чтобы не допустить еще большей беды. Джайна и Утер повернулись к нему спиной. И повелитель демонов ждал встречи с ним. Ясное дело, что не все в порядке.
– Почти. Только несколько кораблей…
– Очень хорошо. Наша основная задача – разбить лагерь и организовать оборону. Мы должны быть готовы ко всему.
Получив задание, мужчина наконец заткнулся. Артас решил помочь своим людям разбить лагерь и работал на равнее с самыми упорными из его воинов. Он затосковал, вспомнив, как Джайна управлялась с огнем – когда они разожгли костер, чтобы развеять холод и тьму вокруг. Проклятье, он скучал по Джайне. Но скоро перестанет. Она бросила его, когда была нужнее всего. Такие люди недостойны его любви. Нужно было стать сильным, твердым, решительным, а не быть как тряпка. Если он хочет победить Мал’Гануса, то в его сердце нет места для слабости. Нет места для тепла.
Ночь прошла тихо. Артас не мог уснуть до глубокой ночи, рассматривая в своей палатке те карты местности, которые им удалось найти. А наконец уснув, он увидел сны, счастливые и ужасные. Он снова был юным, верхом на своем любимом коне, и перед ними лежал весь мир. Они вновь были одним целым, и ничто не могло их остановить. И тогда в своем сне Артас вновь почувствовал страх, убеждая Непобедимого сделать роковой прыжок. Его душа рвалась в муках, и это ничуть не уменьшал тот факт, что это – всего лишь сон. И он вновь обнажил меч и нанес своему верному другу удар в сердце.
Но теперь… Теперь он понял, что держит другой меч, вовсе не похожий на тот, что был в его руках в тот ужасный миг. Это был огромный и красивый двуручный меч. По всей длине клинка он был разукрашен сияющими рунами. Его окутывал туман, холодный, как снег, в котором лежал Непобедимый. Выхватив меч, он смотрел уже не на убитое животное. Непобедимый вскочил на ноги. Он исцелился и был даже сильнее преждего. Его шерсть, прежде просто белая, теперь сияла неярким светом, и Артас, вскрикнув от счастья, проснулся над своими картами со слезами радости на глазах. Несомненно, то был вещий сон.
С первыми лучами холодного рассвета он начал искать в этих краях следы повелителя ужаса. Он где-то здесь. Артас знал это.
Но в тот первый день они не нашли ничего, кроме горстки нежити. С каждым днем они прочесывали все больше земель, и Артас несколько приуныл.
Он уже понял, что Нордскол был огромным континентом, который только-только начали исследовать. Да, Мал’Ганис был повелителем ужаса, и те отряды нежити, которые они нашли, свидетельствовали, что он где-то в этих землях. Но не он один. Он мог быть где угодно – и мог вообще быть не здесь. Он осознал, что, быть может, его завели в Нордскол, чтобы демон мог свободно разгуливать на другом конце света…
Нет. Это путь к безумию. Повелитель ужаса был высокомерен, решив, что он превосходит человеческого принца. Артас должен был верить, что он здесь. Должен был. Значит, Мал’Ганис здесь и заманил его в ловушку. Все эти мысли были ему неприятны, и чем больше он об этом думал, тем больше выходил из себя.

Так было, пока на вторую неделю поисков Артас не нашел то, что вернуло ему хоть капельку надежды. Его воины разделились, и одна из групп разведчиков доложила ему о большом сборище мертвецов. Они нашли поселение, возле которого было много нежити… лежащей по частям на холодной земле. И прежде, чем Артас успел понять, что бы это значило, над ним засвистели пули.
– Враг атакует! – выкрикнул Артас. – В укрытие!
Отряд разбежался кто куда, прячась за деревьями, скалами и даже за сугробами. Но обстрел прекратился так же внезапно, как и начался, и тут же раздался гортанный крик.
– Черти кровавыя! Так вы не ожившие мертвецы? Вы все живия?
Это был голос, который Артас никак не ожидал услышать в этом заброшенном краю. У него был только один знакомый, кто мог ругаться с таким запалом. На мгновение, Артас забыл о том, зачем он здесь и что искал, и почувствовал лишь восхищение и теплые воспоминания прошлого.
– Мурадин? – удивленно вскрикнул Артас. – Мурадин Бронзобородый? Не ты ли это?
Из-за оружейного ряда осторожно выступил крепкий дварф. Его суровое лицо расплылось в теплой улыбке.
– Проклятье, парень! Я и подумать не мог, что именно ты придешь, чтобы спасти нас!
Он шагнул вперед. Борода на его лице, которую Артас помнил с юности, разрослась еще больше, если такое вообще возможно. Глаза, вокруг которых стало еще больше морщин, горели от радости. Он подошел к Артасу и обнял его за талию. Артас засмеялся – о Свет, как давно он не смеялся – и обнял своего старого друга и учителя в ответ. И только когда они разомкнули объятия, Артас понял значение слов Мурдина.
– Спасти? Мурадин, я даже не знал, что ты здесь. Я пришел, чтобы… – сказав это, он неловко замолчал. Он не знал, как Мурадин отнесется к его словам, и вместо этого просто улыбнулся.
– Это может подождать, – сказал он. – Пойдем, старый друг. У нас неподалеку есть лагерь. Кажется, вы давненько не видели горячей еды.
– Если у вас есть еще и эль – тогда с радостью.
Когда Артас, Мурадин, его заместитель Баэлган и другие дварфы пришли в лагерь, в воздухе запахло праздником. Артас знал, что дварфы привыкли к холоду и были крепкими силачами, но заметил, с какой благодарностью они смотрели на поданное им горячее мясо. У него появилась куча вопросов к Мурадину и его воякам, но он заставил себя отложить их до поры до времени. Когда они достаточно отдохнули, он отвел Мурадина от центра лагеря, к своей личной палатке.
– Что ж, – начал он, прервав непрерывный процесс поглощения его старым учителем горячей еды, скорости которого позавидовала бы и гномья машина. – Что же все-таки привело вас сюда?
Мурадин откусил кусочек мяса и глотнул эля.
– Ладно, парень. Только не нужно трепаться об этом всем, лады?
Артас с пониманием кивнул. Только несколько членов команды присвоенных им кораблей знали, зачем на самом деле он поплыл в Нордскол.
– Я ценю твое доверие, Мурадин.
Дварф похлопал ему по плечу.
– Ты вырос славным малым, парень. Раз уж ты смог найти нас среди этих клятых земель, ей-Свет, тебе можно рассказать, что мы тут забыли. Это все из-за одной старой легенды. Мой народ всегда любил редкие вещи, зна?
Его глаза блеснули странным светом. Он оторвал еще кусок мяса.
– И вправду, – кивнул Артас. Он слышал как-то, что Мурадин был одним из основателей так называемой Лиги Исследователей. Ее штаб находился в Стальгорне и ее члены путешествовали по всему свету в поисках сокровищ археологии. – Значит, ты тут по делам Лиги?
– Угум, так и есть. Я был здесь уже много раз. Очаровательная тут земля. Не отдает свои тайны без боя… Я б сказал, что это интригует…
Он порылся в своей сумке и достал оттуда журнал в толстом кожаном переплете, видавшем деньки получше, и сунул его Артасу. Принц взял его и пролистал. Там были сотни зарисовок животных, пейзажей и руин.
– Здесь есть намного больше, чем кажется на первый взгляд.
Глядя на зарисовки, Артас не мог не согласиться.
– Большую часть времени мы только бродим по краям, – продолжил Мурадин. – Исследуем, присматриваемся…
Артас закрыл книгу и отдал ее Мурадину.
– Когда мы встретились, ты удивился, что мы не ожившие мертвецы. Ты ведь уже долго здесь, правда? Что ты успел изучить?
Мурадин отправил в рот последний кусочек мяса со своей тарелки, начисто вытер ее хлебом и отправил его вслед. Он легонько вздохнул.
– Эх, как я скучаю по печенюшкам вашего придворного пекаря… – он нарыл в сумке свою трубку. – Что касается твоего вопроса – мы здесь достаточно долго, чтоб понять, что что-то тут нечисто. Тут появилась… какая-то сила, да. Это плохо, и скоро станет еще хуже. Я говорил уже с твоим отцом, да – думаю, что этой силе скоро станет тесно в Нордсколе.
Артас придушил в себе нахлынувшие беспокойство и волнение и взял себя в руки.
– Думаешь, мой народ под угрозой?
Мурадин откинулся назад и раскурил трубку. Приятный запах табака поддразнил ноздри Артаса, напомнив ему старые добрые времена.
– Да, Артас. Я думаю, что это связано с созданием этой отвратной нежити.
Тогда Артас рассказал ему все, что знал сам. Говорил он быстро и спокойно, рассказывая Мурадину об зараженном зерне. О Кел’Тузеде, о Культе Проклятых, о своей первой встрече с крестьянами, обращенными в нежить. О том, что за чумой стоит Мал’Ганис, повелитель ужаса во плоти, и о том, что именно он заманил его за собою в Нордскол.
Он косвенно упомянул о событиях в Стратхольме.
– Чума добралась даже туда, – сказал он. – И я сделал все, что мог, чтобы не дать Мал’Ганису обратить его жителей в мертвых рабов его воли.
Этого хватит. Все правильно. Он не был уверен, что Мурадин поймет ужасную необходимость поступка, совершенного Артасом. Джайна и Утер не поняли – а они ведь видели то же, что и он.
– Плохи дела, да… – проворчал Мурадин. – Быть может, тот артефакт, который я ищу, может помочь нам в войне против этого повелителя ужасов. Такие вещи находятся редко, но метко. Мы о нем вообще узнали только недавно, но успели многое проведать. Долго и нудно искали, да. У нас была парочка волшебных вещей, чтобы найти его – но пока не повезло.
Он посмотрел мимо принца на дикую округу, и в его глазах появилась мрачность, которую Артас никогда не видел раньше.
Артаса съедало любопытство, но он не хотел показаться Мурадину нетерпеливым ребенком, которым его помнил учитель.
Мурадин вновь взглянул на Артаса.
– Мы ищем рунный клинок, что зовется Ледяная Скорбь.
Ледяная Скорбь. Со звуком этого имени по телу Артаса пробежала легкая дрожь. Зловещее название для клинка из легенд. Рунные клинки не считались невероятной вещью, но это было очень редкое и чрезвычайно сильное оружие. Он взглянул на свой молот с щербатой деревянной рукояткой, который он отложил прежде, чем начать разговор с Мурадином. Это был прекрасный молот, и он любил его, хоть Свет вокруг него, казалось, в недавних пор потускнел, а порой и вовсе гас.
Но рунный клинок…
Он знал, что ему нужно делать, будто сама судьба шепнула решение ему на ухо. Нордскол был землей огромных размеров. Их встреча с Мурадином не могла быть просто совпадением. Если бы у него была Ледяная Скорбь… Да, с ней он смог бы победить Мал’Ганиса. Покончить с чумой. Спасти свой народ. Они с дварфом встретились не случайно. Это была судьба.
Мурадин продолжил рассказ, и Артас стал внимательно его слушать.
– Мы приехали сюда найти этот клинок, но чем ближе мы подходили к нему, тем больше врагов вставало у нас на пути. И я слишком стар, чтобы считать это случайностью.
Артас тепло улыбнулся. Значит, Мурадин тоже не верит в совпадения. Уверенность все больше охватывала его.
– Думаешь, Мал’Ганис не хочет, чтобы мы нашли его?
– Думаю, он был бы не рад видеть, как ты бросаешься на него с таким вот клинком в руке, вот в чем правда.
– Мы можем помочь друг другу, – предложил Артас. – Мы поможем вам, а ваша Лига найдет Ледяную Скорбь и поможет нам в войне с Мал’Ганисом.
– Звучит хорошо, – согласился Мурадин, пуская из рота пахучие иссиня-черные клубы дыма. – Артас, парень… А у вас есть еще пиво?

Шли дни. Мурадин и Артас объединили усилия. Теперь они искали одновременно и Мал’Ганиса, и рунный клинок. В конце концов они решили, что лучше всего будет отправить флот чуть дальше на север и разбить там новый лагерь. Они защищались не только от нежити, но и от голодных и грязных волков, существ с телом человека и шерстью росомахи, и от расы северных троллей, что чувствовали себя среди холодных ветров как дома, почти как их сородичи в жарких джунглях Тернистой долины. Мурадин не столь удивился им, как людской принц. Маленькие племена этих “снежных троллей” жили совсем неподалеку Стальгорна, столицы дварфов.
Артас узнал от Мурадина, что у нежити были здесь свои города. Странные, похожие на зиггураты здания, пропитанные темной волшбой, принадлежали раньше древней и, судя по всему, уже увядшей расе. Так что им предстояло не только упокоить ходячих мертвецов, но и разрушить их убежища. Но за много дней, казалось, Артас ни на шаг не приблизился к цели. Везде были следы злодеяний Мал’Ганиса – но ни намека на самого повелителя ужаса.
Поиски Ледяной Скорби Мурадином были более успешными. Подсказки, тайные и явные, сужали область поисков, но рунный клинок все еще казался лишь легендой среди окружавшей их действительности.
В день, когда все изменилось, Артас был в скверном расположении духа. Он возвращался в их наскоро построенный лагерь из неудачного похода, голодный, замерзший и уставший. Он был столь раздражен своей неудачей, что не сразу заметил одну значимую вещь.
Стражей не было на постах.
– Что за… – он оглянулся на Мурадина. Тот немедленно выхватил топор. Вокруг не было никаких трупов. Что, впрочем, неудивительно,– если бы нежить напала, пока их не было на месте, то мертвые тела были бы сразу же подняты в поток их армии. Но должны были остаться хотя бы следы борьбы… а их не было.
Они осторожно и тихо прошли вперед. Лагерь был почти пуст… но где-то у сложенных палаток стояла горстка людей. Они заметили Артаса и отдали ему честь. На его немой вопрос ответил один из его капитанов, Люк Валонфорт.
– Простите, милорд! По требованию лорда Утера ваш отец отзывает войска.
Глаз Артаса забился в нервном тике.
– Мой отец… отзывает мои войска? По требованию Утера?
Капитан взволновано покосился на Мурадина и ответил.
– Да, сэр. Мы хотели дождаться вас, но посол был весьма настойчив. Наши люди пошли на северо-запад, чтобы встретится с флотом. Наши разведчики сообщили, что все дороги туда заняты нежитью, и они расчищают путь сквозь густые леса. Уверен, они пока еще недалеко.
– Конечно, – сказал Артас, выдавив улыбку, хотя внутри него все вскипело. – Простите, мы на минутку.
Он положил руку на плечо дварфа и отвел его в сторонку, подальше от чужих ушей.
– Мне жаль, парень. Уходить ни с чем после всего…
– Нет.
– Ты не вернешься назад? – Мурадин моргнул.
– Не вернусь. Мурадин, без армии я не смогу победить Мал’Гануса. И тогда никто не сможет остановить чуму! – он начал выходить из себя, и на его крик оглянулась парочка солдат.
– Парень, он – твой отец. Король. Ты не можешь не выполнить его приказ. Это – предательство.
Артас фыркнул. Быть может, это отец предает свой народ, подумал он, но не сказал вслух.
– Я лишил Утера звания. Я распустил орден. Он не имел права делать этого. Он обманул отца.
– Хорошо, когда ты вернешься, у вас будет милая беседа. Ты покажешь ему, что ты – прав, если все так, как ты говоришь. Но ты не можешь не выполнить приказ.
Артас бросил на дварфа резкий взгляд. Если все так, как он говорит? Этот проклятый дварф намекал, что Артас лгал ему?
– Ты прав только в одном. Мои люди верны тому, кого считают высшей властью. Они никогда бы не вернулись домой посреди похода, если бы не было приказов сверху, – он глубокомысленно потер подбородок и улыбнулся, когда у него назрела идея. – Именно! Мы отрежем им путь домой! Они не выполнят приказ – они просто не смогут.
Дварф так нахмурил густые брови, что они слились в одну.
– О чем это ты?
Артас заговорщически улыбнулся ему и раскрыл свою затею.
Мурадин был потрясен.
– Не слишком ли это круто, парень?
Тон Мурадина говорил, что это очень даже слишком, чертовски больше, чем слишком. Но Артас пропустил это мимо ушей. Мурадин просто не понимал все так, как Артас. Но скоро поймет. Когда они наконец встретятся с Мал’Ганусом, Артас знал, что победит повелителя ужасов. Чума перестанет угрожать его народу. Сжечь корабли – это совсем немного для спасения целой нации Лордерона.
– Я знаю, это звучит ужасно, но я должен сделать это. Должен.

Уже спустя несколько часов Артас стоял на Забытом Вморье и смотрел, как догорал его флот.
Ответ был прост. Люди не могли уплыть домой – не могли оставить его – без кораблей. И поэтому Артас сжег их дотла.
Он пробился через лес, наняв наемников, чтобы разделаться с нежитью, и затем облил деревянные суда нефтью и поджег их. Земле вечного холода и полумрака жар и свет пожара пошли только на пользу. Артас прикрыл рукою глаза, отвыкшие от яркого света.
Рядышком сидел Мурадин и тяжело вздыхал. Он и другие дварфы вздыхали и ворчали, глядя на пламя. Они не были уверены в том, что поступили правильно. Лицо Артаса было теплым от костра, а спине было холодно, но он с торжествующим видом смотрел, как мачта одного из кораблей громко треснула и обвалилась в языках пламени.
– Будь проклят Утер, за то что он заставил меня пойти на это, – пробормотал он.
Он еще покажет этому паладину – бывшему паладину. Он еще покажет и Утеру, и Джайне, и своему отцу. Он следовал своему долгу, каким бы ужасным и зверским он ни был. Он вернется с триумфом, сделав то, что было необходимо – то, чего слабовольные ужаснулись. Его готовность взять на себя ответственность спасет его народ.
За треском пожара пропитанных нефтью судов он не сразу услышал отчаянные крики людей, что увидели флот в огне.
– Принц Артас! Наши корабли!
– Что стряслось? Как нам теперь добраться домой?
Эта идея созрела в его голове еще пару часов назад. Артас знал, что его людей ошеломит вид сожженного флота. Они пойдут за ним куда угодно, да. Но Мурадин прав. Приказ его отца для них был выше его слов. И Мал’Ганис был близок к победе. Все они не могли понять, как важно устранить эту угрозу здесь и сейчас.
Он посмотрел в сторону своих наемников.
Их никому не жалко.
Они продадутся кому угодно. Если бы кто-то заплатил им за его голову – они снесли бы ее так же легко, как решились помочь ему. Такие как они убили многих – хороших людей, благородных людей. Невинных. Их бессмысленная гибель должна быть отмщена. А если воины Артаса не будут всем сердцем преданы ему – он никогда не победит.
Он не допустит этого.
– Вперед, мои воины, – крикнул он, обнажив молот. Тот не пылал Светом, хотя Артас уже и не ждал этого. Он указал на наемников, что на маленьких лодках перевозили припасы с горящих кораблей на берег.
– Враги сожгли наши корабли и отрезали нам путь домой! Уничтожим их! Во имя Лордерона!
И он исполнил приговор.





7828298760982044.html
7828382535039475.html
    PR.RU™