Чаша наполовину пуста... или наполовину полна? 7 страница

Чарльз и Маурин, пара, которую я интервьюировала для этой книги, разошлись прямо после празднования 32-летней годовщины их свадьбы. У них было четверо детей в возрасте от 22 до 31 года. Это был типичный развод зрелого возраста. Когда дети оставили дом, давно назревший кризис взорвался, и Чарльз ушел, чтобы начать новую жизнь. Маурин была обескуражена — особенно грядущей неопределенностью и беспорядком. "Когда Чарльз ушел, — говорит она, — я была в бешенстве. Все говорили мне, что у него кризис зрелого возраста и что я только должна переждать, но я-то знала: помимо меня, у него был кто-то другой, моложе, симпатичнее, образованней. Я немедленно сменила дом, занялась своим внешним видом, попыталась быть милой и приветливой. Когда Чарльз вернулся, я настояла на ланче или совместном обеде с ним, и вроде все наладилось. Но я поняла, что все рухнуло в тот день, когда он объявил о своем решении развестись. Я впала в безумие, швырнула в него книгой и запретила ступать ногой на порог моего дома. И это было все» С этого дня у нас не было больше ни одного разговора". Маурин употребила слова "мои дети" для того, чтобы избежать произнесения имени их отца. Оглушенная потерей, в панике, потеряв разум, она не знала, что делать. Утрата была так велика для нее и потому, что она была не способна воспринимать своего мужа еще и в роли отца, если теперь он не являлся супругом.

Когда муж уходит, жена может чувствовать себя потерянной, особенно если она не отделяла себя от него. Так было и с Брендой, моей 56-летней пациенткой, которая находилась в тяжелой депрессии после распада ее 30-летнего брака.

Муж Бренды, Фред, был выдающимся хирургом, и Бренда провела большую часть своей жизни в его тени. Ее социальная роль заключалась в том, чтобы быть Миссис Доктор. Хотя брак Фреда и Бренды превратился в последнее десятилетие в чисто формальный, ради соблюдения приличий, роль Бренды и ее статус оставались при этом прежними. Она помогала четыре раза в неделю в больнице, где работал Фред, являлась членом местной ассоциации для жен докторов и врачей, присутствовала на торжествах, работала в магазине подарков этой же больницы и устраивала щедрые приемы для коллег мужа. Фред редко бывал дома, он даже проводил в больнице несколько ночей в неделю. Но когда он попросил о разводе, Бренда была просто убита — не потому, что она так сильно любила Фреда, но потому что она теряла привычный образ жизни. Опозоренная на работе, как ей казалось, абсолютно свободная в своем выборе идти в госпиталь или не идти или вообще уйти оттуда, она оставалась в своей спальне около месяца.

"Я чувствовала себя так, как будто бы меня не было, — рассказывала мне Бренда. — Нигде я не находила себе места. Все видела через призму происшедшего. Даже свою семью. Мне так хотелось стать бабушкой". У Бренды трое взрослых детей, двое из которых недавно вступили в брак, так что при хорошем исходе она могла однажды стать бабушкой. Но этот факт теперь как-то смущал ее. В конце беседы она прошептала: "Я не представляю себя бабушкой без Фреда в роли деда. Я не могу быть бабушкой одна!" Несмотря на то, что предпосылки Бренды были ложными, это не делало ее сознание потери менее тяжелым.



Потери роли мужчинами после развода могут быть не такими ярко выраженными, как женские. Хотя характер ролей и меняется, мужчины больше любят, когда их роль определяется не только по работе или в качестве супруга. Вспомните, как многие из нас определяют роль своего мужа как "поставщика" и как "мастера на все руки". Роль жены обычно воспринимается больше в связи с домом — "домработница", "плановик", "нянька", "шофер" — и их границы часто не так четко отличаются от других женских ролей.

Если главной мужской ролью является добытчик или поставщик, она остается такой же и после развода. Чем больше сил от мужчины требует его работа, тем больше он старается погрузиться в нее и тем самым приглушить боль расставания. Если его роль как отца была ограничена укладыванием детей в постель и уик-эндами, она может также практически не измениться после развода; в эти дни тем не менее было бы лучше, чтобы он был более занят и не чувствовал потерю своей роли как отца так остро.

Исследование показывает, что мужчины страдают так же, как и женщины, больше всего в первый год после развода. Даже если мужчина находит удовлетворение в работе, даже если является инициатором развода, он может быть удивлен, обнаружив, как был плохо к этому подготовлен и каким опустошенным себя чувствует.

Бывший мужем Ребекки в течение 12 лет, Джек, инженер и участник исследования, испытал сильнейшую депрессию, когда они развелись. "Я никогда в действительности не понимал, как важно для меня, оказывается, было приходить после работы домой. Ребекка всегда жаловалась, что меня никогда нет дома, что я его не люблю, в то время когда я там жил. Мы постоянно спорили о том, что я должен делать по дому и сколько, она постоянно говорила мне колкости. Я — человек активный. Чего мне действительно хотелось, так это проиграть с детьми в игры или в хоккей. Другими словами, когда мы разбежались, я переехал в меблированные комнаты и почувствовал себя более одиноким, чем когда-либо в жизни". Джек переживал потерю роли супруга. "Часы между шестью и восемью вечера были самыми плохими". Для большинства женатых людей — это время, когда работа сделана и семья сидит за обедом, и позже отцы обычно укладывают детей спать. Бедненький Джек — так, как он, поступают многие только что разведшиеся» "Я делаю все, только бы избежать возвращения домой, к себе в квартиру. Я иду куда угодно — к друзьям на обед, в любое кино".



Чтобы утешить самих себя и притушить боль от потерянной роли, многие их нас завязывают новые взаимоотношения. Нет ничего необычного в женщинах и мужчинах, пытающихся заполнить пустоту интенсивной новой любовью в первый год после развода. Им зачастую неважно, кто рядом с ними, просто хочется тепла и участия. Хотя многие не собираются заводить нового партнера, снова "вести холостяцкий образ жизни достаточно трудно. Около 50 процентов мужчин и 33 процента женщин вновь выходят замуж после года со времени официального развода, 75 процентов женщин и 83, процента мужчин — после трех лет.

Дополните эти цифры теми, кто испытывает серьезные чувства или живет вместе, и результат повысится до 90 процентов. Но утешение в горе от потерянной роли — это не очень хороший критерий для выбора нового партнера. Одна из моих любимых карикатур показывает (144) сияющую невесту в струящемся белом платье у алтаря. Ее жених, одетый в разукрашенный смокинг и тоже светящийся от радости — дьявол. Существование роли вызывает борьбу за связь прошедшей реальности с сегодняшним самовосприятием. Часто это — "похмельный синдром", неудовлетворенное чувство личности, продолжающей воспринимать себя как мужа или жену. Процесс привыкания будет проходить гораздо легче, если личность в этот момент будет контактировать с авторитетными для нее людьми — членами семьи, сотрудниками, друзьями, и также в том случае, когда новая роль может быть личностью себе наглядно представлена.

Часто очень трудно для людей, давно живущих вместе, представить себя поодиночке. Холостяцкая жизнь выглядит такой бессмысленной и пустой. Как я уже писала в 1-й главе, бывший муж и бывшая жена — нехорошие слова, без определенной ясной и позитивной функции. Ярлык "бывший!" не очень-то вдохновляет.

Согласно авторитетному мнению социолога Хелен Фукс Эпштейн Эбо, автора книги «Становиться бывшим», "процесс выхода из роли, смена ролей может быть легкой или более трудной под влиянием спектра факторов. Как добровольно меняется ваша роль? Какая степень выбора и контроля имеется у вас при выходе из роли? Какое место занимала эта роль в вашей жизни? Как долго вы были в этой роли? Какие социальные преимущества она вас давала? Как устанавливалась старая роль? Как новая? Для некоторых ролей общество придумало названия: вдовец, выпускник и т.д. В других случаях человека называют просто «экс» — бывший. Если больше нет никаких причин придумать новый термин, касающийся развода, то только слова «экс» достаточно для этого".

Время идет, и вы привыкаете к новой роли — плохо ли, хорошо ли, — и тревога о потере роли супруга потихоньку проходит. Отделение вашей роли как супруга от ваших других ролей также помогает очень хорошо. Некоторые роли очень эластичны, и многие функции, выполняемые супругом, со временем заместятся другими, может быть, и не всегда подходящими нам. Нужно какое-то время для самоопределения. Бывшие супруги нуждаются в желании следовать новым привычкам, а также решить для себя, какую роль они теперь хотят играть.

Правила

Для того чтобы успешно функционировать, любая система нуждается в своде правил. Сложная система нуждается в сложных правилах, некоторые из них могут быть широко известны, о других — не говорят. Во многих семьях спорят, кому выносить мусор, или обедать ли всем вместе. Но правила поведения тех, кто сидит за столом и поддерживает беседу, обсуждению не подлежат, мы их и так знаем.

Одной из главных задач в благополучном разводе является понимание внутренних взаимоотношений в вашей семье как системе, таким образом, вы сможете понять нужды каждого и общие нужды в вашей новой, изменившейся семейной группе. Главная цель остается прежней, такой, как была в нуклеарной семье: обеспечить» безопасность, благополучие и полноценную жизнь для каждого члена вашей семьи» Но ваши индивидуальные нужды теперь могут быть важнее общесемейных, изменившихся под реальностью развода. Такая степень упорядоченности может характеризовать все социальные группы. Просто некоторые семьи нуждаются в ней больше, некоторые — меньше. Большинство же пребывает в среднем, промежуточном положении по организованности и порядку: где-то между пассажирами лайнера трансконтинентального перелета (крайне неупорядоченной структурой) и жесткой армейской дисциплиной. Организована ваша нуклеарная семья жестко после развода или не организована совсем, теперь она будет другой и станет проходить период беспорядка, пока формируются новые структурные формы.

Когда из одного домашнего хозяйства формируются два? многие из правил, построенных для системы брака, становятся безнадежно устаревшими. Вам теперь необходимо сознательное конструирование целой системы новых правил: правил, которые могут определить новый тип взаимоотношений. Будете ли вы рады приходу вашего бывшего мужа к вам? Будете ли вы продолжать отмечать праздники вместе? Сколько времени будут проводить дети с каждым из вас? Будете ли вы свободно или жестко придерживаться расписания?

Множество утилитарных ежедневных вопросов нуждается теперь в рассмотрении и даже некоторые из них необходимо записать в официальное соглашение, это уже в зависимости от ваших послеразводных взаимоотношений. Теперь нужно ответить на все вопросы: о семейных ценностях, времени, деньгах, дружеских связях. Так как прежние правила теперь отсутствуют, то ваша семья невольно будет ощущать беспокойство и нестабильность. В зависимости от типа вашей пары вы можете вести друг с другом более или мен е конкретные переговоры. "Ярые враги" должны иметь очень ясный свод правил, учитывающий минимальные контакты между бывшими супругами, насколько это возможно. "Отличные товарищи" способны договариваться эффективно даже во время процедуры развода. Но в любом случае стиль контактов и новый набор правил должны быть четко сформулировано.

В том случае, когда развод произошел после многих лет семейной жизни и дети уже выросли, все равна не отпадает необходимость в новых правилах. Для таких родителей характерно высказывание: "Дети решат сами за себя!" Это верно. (148) Но даже взрослые дети могут найти отсутствие семейных правил стрессовым, когда они пытаются приспособиться к положению вещей в середине трудного развода.

Чарльз и Маурин, пара, о которой я рассказывала раньше, — как раз тот самый случай. Маурин немедленно установила для своих детей новые невозможные правила: никогда не упоминать об их отце в ее присутствии и т.д. А вскоре она придумала и другие правила — и все это реакция на ее невыносимую боль. Никаких праздников вместе. Никаких контактов, что бы ни случилось. Любое общение только через адвоката.

А что же дети? Их зажали посередине. Они любили обоих родителей и хотели поддерживать с ними отношения. И если Чарльз спрашивал у детей, как поживает мама, они начинали чувствовать себя виноватыми перед матерью из-за того, что они о ней говорили с отцом. Мать Маурин и ее сестра, очень близкие с Чарльзом в прошлом, перестали с ним разговаривать. И теперь дети чувствуют, что они постоянно должны делать выбор — отец или мать, хотя уже давно не живут со своими родителями. Если они выберут Маурин для празднования дня Благодарения, то Чарльз будет оскорблен. Если они не сделают этого, Маурин, страшно разозленная, впадет в депрессию. Когда Стэн, младший сын, женился, он смело пригласил обоих родителей на свою свадьбу. Они сидели в противоположных углах церкви и наводили своим видом уныние на остальных. Чарльз был вынужден уйти раньше, потому что все себя чувствовали очень неловко.

Даже десятилетие спустя, когда оба, Маурин и Чарльз, заключили повторные браки, новая система правил так и не была создана. Маурин не желала встречаться с Чарльзом, не считала Чарльза и его жену членами своей семьи и высказывала детям недовольство по поводу их контактов с отцом. Семья с умеренно теплыми отношениями превратилась в "распавшийся дуэт".

Для Теда и Марты, пары средних лет, которых я недавно интервьюировала, правила не были оговорены в процессе развода — они чувствовали себя способными вступать в соглашения. Рассказывала Марта: "Сначала мы все время топтались на месте. Он не понимал, как я могу что-то решать сама, это превышало его представления после стольких лет совместной жизни. Он думал, что я не смогу честно играть. После пары месяцев согласился, что это неизбежно. Тогда мы начали говорить о том, «как» вместо «почему»".

"Сотрудничающие коллеги" Тед и Марта обсудили короткий список точных правил. Дети могли говорить свободно о своих родителях, оба родителя выразили желание принимать участие в празднованиях в каждом доме, где живет ребенок. Деловая часть была урегулирована коротким финансовым соглашением.

Пятью годами позже Тед женился вновь, а Марта оставалась незамужней, но оба они вели полноценную и активную жизнь. Каждая совершенно отличалась от той, которую они вели в браке, но оба, Тед и Марта, были довольны, и никто не был огорчен.

Если правила развода Чарльза и Маурин были жесткими и сделали их детей несчастными, огорченными и пойманными в ловушку, то гибкая система Теда и Марты позволила их детям поддерживать неконфликтные отношения с обоими родителями. Никто из них не оставил семью, и у них не было никаких значительных срывов. Конечно, не все было гладко — бывали времена в семье Теда и Марты, когда и они ругались и прерывали каникулы или когда Тед возражал против слишком малого количества времени общения с детьми. Но все оставались способными к беседе о своих чувствах и недовольстве. Выводы, которые они делали, не очень-то нравились всем, но зато все бывали удовлетворены в справедливости принятого решения: они все соглашались с правилами.

Ясность и определенность Теда и Марты в отношении своей семьи через гибкую систему правил уменьшила личные потери больше, чем система Чарльза и Маурин. Разница была в том, что Маурин позволила своему чувству зла и обиды за свой брак диктовать правила в совершенно другой области — родительской, и Чарльз (возможно, то, что он сделал, было самым легким выходом из положения) принял это. Тед и Марта разрешили своей родительской щедрости диктовать самую полную систему правил, и они каждый поняли это рано и несмотря ни на что справились со своими бедами сами.

Ритуалы

Ритуалы сопровождают важнейшие события и перемены. Они консолидируют нас, они являются неотъемлемой частью наших праздников. Они также помогают нам преодолеть наше беспокойство, указывая, как следует вести себя перед лицом неизвестного. На свадьбе, например, ритуалы помогают невесте и жениху справиться с нервозностью. Рабби или министр говорит им, как все должно происходить, потом обмен кольцами и поцелуй. А на похоронах? Ритуал приема соболезнований в доме покойного, ритуал выхода церемонии, процесс прощания с усопшим — все это помогает родным справиться с утратой. Не только возможность соблюсти ритуал делает жизнь семьи более комфортабельной, это помогает также и окружающим.

Существует масса ритуалов вступления в брак, поприветствовать новорожденного, выйти на новую работу, уйти на пенсию, — но нет общепризнанных ритуалов, знаменующих конец брачных отношений, объявлений о разводе и создании бинуклеарной семьи или о приеме новых членов, появившихся недавно, в ее члены. Нет обрядов, которые помогли бы смягчить потери, помочь оправиться после развода, помочь становлению новых недавно приобретенных ролей. Загляните в секцию поздравительных открыток в магазине. Все они изготовлены, чтобы напомнить парам и окружающим, что пора поздравить супругов еще с одним годом совместно прожитой жизни, но только немного магазинов продают открытки, выпущенные для того, чтобы разделить с ними горе о тех, кто ушел

В общем, любая информация о разводе ассоциируется у нас с дискомфортом. Даже простейший ритуал обмена приветствиями типа "Как поживаете?" чреват неловким положением, в котором вы можете оказаться, когда в ответ вместо "Хорошо" вы слышите: "Я только что развелся". Что тут сказать? Как реагировать? "Мне очень жаль!" или "Мои поздравления"? Это не так-то просто узнать, что развод принес данному человеку, поэтому нелегко отреагировать. У вас не будет таких проблем, разговаривая с другом, у которого умерла мать, который потерял работу или у которого родился ребенок. В отличие от других важных перемен в жизни человека развод ставит вас в двусмысленное положение.

Многие члены нашего общества чувствуют дисбаланс в этом вопросе, и некоторые новые ритуалы в последнее время появились. Это поможет соблюдающим их осознать изменения, произошедшие в семье и со своей социальной ролью. Если бы этим ритуалам удалось стать более наглядными и доверительными, они могли бы приобрести социальную важность, чтобы оздоровить процесс развода. Наиболее приемлемым кажется возвращение к свадебному ритуалу. Клятвы освобождения и прощания друг с другом заменят традиционные клятвы в верности и любви. В завершении церемониала пары возвращают друг другу обручальные кольца, надевая их на правую руку бывшего супруга. Иной ритуал с обручальными кольцами был придуман художником из Альбукерка, штат Нью-Мехико; Линн Петере, основатель Свободных Колец: драгоценности для разводящихся — кованый кузнечный молоток на разбитых частях пластины, где вновь свободные от брака пары могли бы отобразить наиболее символические моменты их брака. Мисс Петере предлагает также и церемонию для участников, чтобы отметить начало их новой жизни. "Когда они получат драгоценность с кузнечным молоточком, это будет освобождение. Они скажут: «Теперь мы чувствуем себя гораздо лучше»". Позднее Петере пошла дальше — она придумала новое ювелирное произведение из корродированного металла. Один из ее клиентов заметил: "Это здорово. Это очень символично. Мне хотелось получить что-то красивое и трагичное, и она это сделала". Теперь придумано достаточно ритуалов, со временем мы увидим, какие из них привьются.

Мне хочется дожить до того времени, когда такие "прощальные" ритуалы разводов станут частью нашей культуры. Пары должны иметь короткую спокойную встречу с детьми. Они могли бы вспомнить о хороших вещах, которые им принес брак и о необходимости ухода теперь. Каждый мог бы высказать то, что он хотел бы и что он ждет от новой ситуации, если бы это было возможно сделать без большой горечи и злости, и обещать друг другу попробовать не порицать и не осуждать друг друга. Детям нужно было бы сказать, что тут нет их вины. Особенно важно, чтобы родители сказали себе, своим детям и своим друзьям, родным и семье, так же как и окружающему их обществу, что они обещают продолжить растить своих детей в здоровой семье, несмотря на то, что теперь она состоит из двух различных хозяйств.

Помимо общественных ритуалов развод также включает в себя и личные моменты — свои для каждой семьи. Ежедневный ритуал, такой, как совместное вскрывание почты после кофе или поход вдвоем за газетами, — есть у каждой семьи. Более сложные ритуалы существуют для поздравления с днем рождения и другими праздниками. Все они должны исчезнуть или трансформироваться, выбрасывая ранящие моменты. Эти частные ритуалы определяют нашу жизнь, дают смысл существованию нашей семьи, частично определяют наше будущее и помогают контактировать друг с другом. Когда мы разбиваем нашу нуклеарную семью при разводе, мы разбиваем и те созданные нами представления о прошлом, настоящем и будущем. Для того чтобы развод стал благополучным, семейные ритуалы праздников, дней рождения, обедов, каникул нуждаются в переделке, чтобы приспособить их к реальностям новой бинуклеарной семьи. И потери от этого этапа нашей жизни должны будут быть сбалансированы удовлетворяющей их реконструкцией.

Участники исследования Джозеф и Мерелин всегда праздновали дни рождения с "фанфарами". Именинник выбирал меню обеда, и вся семья готовилась к торжеству. Через несколько месяцев после развода их дочери Эми исполнилось 10 лет» "Эми сказала, она хочет, чтобы состоялся семейный обед, как обычно, — сказала мне Мерелин. — Я не могла даже представить себе, что мы соберемся, как обычно, большой счастливой семьей и приготовим обед. Это казалось очень трудным — сидеть за одним столом, как раньше. Джо чувствовал то же самое, но мы все же согласились пойти всей семьей в любимый ресторан Эми".

В течение следующего года развод закончился. Мерелин и Джо чувствовали меньше боли и относились друг к другу более приветливо. Мерелин решила отметить одиннадцатилетие Эми обедом дома. Она пригласила Джо, и вместе с детьми отметили праздник в хороших старых тра-дициях. "Сначала нам было как-то не по себе, формальнее, чем раньше. Дети казались немного смущенными. Наш шестилетний сын Джесон все пытался соединить меня с Джо, настаивал на том, чтобы мы держали друг друга за руки. Но после первого часа мы все уже освоились и смеялись вовсю. Я даже почувствовала ностальгию по прошлому, но, когда Джо начал произносить очень затянувшийся тост по своей эгоистической привычке — так как всегда любил быть в центре внимания, — это напомнило мне одну из причин нашего развода. Ностальгия прошла. В конце обеда я была просто счастлива, что больше не живу с ним вместе, однако я оказалась способной напомнить ему: на следующий год будет его очередь". Джо и Мерелин хватило сил поддержать один из наиболее важных семейных ритуалов, и они проявили достаточную гибкость, чтобы изменить его в тот период, когда старый путь ощущался неприемлемым, а когда их отношения вновь улучшились, смогли вернуть назад первый вариант, который так хорошо устраивал их семью. Со временем Джо женился снова, и двумя годами позже Мерилин почувствовала, что сможет пригласить участвовать в празднике и его новую жену.

Старые ритуалы не всегда работают для послеразводной семьи. Некоторые пары, особенно "сердитые союзники" и "ярые враги" нуждаются в том, чтобы придумать новые ритуалы, отражающие новую действительность. Они могут не согласиться отмечать вместе праздники, возможно, поделив Рождество между двумя родителями: Сочельник с папой и само Рождество с мамой. Или могут даже совсем отказаться от альтернативных праздников, особенно если еще и живут далеко друг от друга.

Праздники — особенно первые после развода — это болезненное время, когда потери ощущаются особенно сильно. Старые ритуалы больше не работают, а новые — еще не придуманы. Они также могут быть особенно проблематичными, когда бывшие супруги разного вероисповедания. Бывшие супруги, даже если сердятся друг на друга, не должны заставлять детей следовать определенному ритуалу или выбирать религию. Такая провоцирующая конфликт обстановка не принесет радости в вашу семью, будь она мононуклеарной или бинуклеарной.

Когда я интервьюировала Джози и Бенета, они как раз собирались провести свое первое Рождество отдельно после 15 лет совместного празднования. Было решено поделить день. Джози собиралась провести с детьми время до полудня, а потом Бенет собирался забрать их и отвезти на обед к своей матери.

Джози хотела провести Рождество по-другому, чтобы им всем не было так грустно. Но она также хотела, чтобы Рождество оставалось Рождеством и включало в себя старые ритуалы: чулок для подарков, повешенный в Сочельник, рассматривание подарков утром на Рождество, домашнюю выпечку, медовые пряники, — всему этому они радовались в своей прежней семье. Вместо праздничного большого завтрака она предложила своим детям навестить приют для бездомных и отнести им еды к празднику. Они согласились. Таким образом, вместо того чтобы заниматься бесплодными воспоминаниями, они придумали новый ритуал на Рождество, ритуал дома матери.

Какую роль, правила и ритуалы каждая семья выберет для себя, будет в сильной степени зависеть от индивидуальных вкусов, иногда от этнического происхождения и, конечно, от ее жизненного уровня. От ритуалов, ролей и правила требуется достаточная гибкость, чтобы изменяться со временем, в соответствии с нуждами детей и взрослых. Эти три понятия должны быть динамичными, а не статичными, один раз решенными.

ЛИЧНОСТЬ, СЕМЬЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ РАЗВОДА

Итак, мы видим; что благополучный развод благополучен на многих уровнях. Мы понимаем и принимаем изменение ролей, придумываем новые правила и ритуалы. Если мы распавшаяся или воюющая пара, то все равно можем оказаться способными воссоздать нашу семью, сделав ее бинуклеарной, превратившись в конце концов из агрессивных в контактирующих и сотрудничающих и даже дружеских партнеров. Мы видели, что положение разведенной семьи не стабильно в обществе, и общество находится в процессе смены своего отношения к этим семьям. Мы начинаем формировать новое видение благополучного развода.

В следующих главах мы объясним специфику излагаемого материала и объясним, как использовать этот труд в качестве руководства по благополучному разводу и как достичь желаемого результата.

Развитые и изменение

Работающая бинуклеарная семья динамична. Семья и каждый из ее членов должен привыкнуть к мысли о потере одной из самых основных составляющих, определяемой существование: потере окружающей среды, раньше казавшейся незыблемой. Стресс от потери ролей, правил и ритуалов сразу сваливается на голову, возникают двусмысленные положения от отсутствия адекватных ролей, физический и финансовый стресс, непонимание и непризнание общества — все это делает конструирование бинуклеарной семьи далеко не простым. Принять бинуклеарную семью означает принять развод на любой стадии жизненного процесса, без учета этнических и религиозных контекстов там, где это возможно, и обеспечить ему все условия. Построить бинуклеарную семью можно в любом возрасте, на любом экономическом уровне, в любой этнической группе. Хотя семьи могут быть матриархальными и патриархальными, христианскими или исповедующими иудаизм, политически либеральными или консервативными, несмотря на все это общество в целом должно относиться к каждой из них дифференцированно, чтобы для каждой развод был реальной возможностью. В процессе создания бинуклеарной семьи гораздо больше общекультурного, чем различного. Неточный язык, непонимание и потери действуют на любую послеразводную семью. Каждая семья проходит через частично неконтролируемый период реконструкции.

Большинство семей проходят через период проб и ошибок в реконструкции своей послеразводной семьи. Понимание процесса распада пар — эмоционального и официального — очень важно, для того чтобы контролировать переход от одного состояния к другому, насколько это возможно. Знание, что стресс неизбежен — способность предчувствовать суровые времена, — повышает возможность к лучшей их организации. А когда они лучше организованы, когда потенциальное ослабление кризиса реально и будет позади, пары имеют шанс принять решение, которое будет служить лучшим интересам семьи.

4. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС РАЗВОДА: ОТПУСКАЯ - УДЕРЖИВАТЬ

Неважно, как у вас это произойдет, развод — процесс болезненный. Молоды вы или стары, женщина или мужчина, богаты или бедны, всегда есть один, кто уходит и один, кого оставляют. Развод дезорганизует, разрушает и является ситуацией стрессовой.

Решение разводиться ставит вас в двусмысленное положение. Смена работы, переезд в другой город, любой обрыв отношений заставляет нас оставлять знакомое и привычное. Мы цепляемся за старый комфорт, так как боимся нового и неизвестного. Откуда я знаю, поступаю ли я правильно? Не пожалею ли я об этом потом? Что со мной будет, если ничего не получится?

Для большинства людей разрыв брака — это одно из самых драматических решений в жизни. Стандартных путей улаживания проблемы нет. Никто не может дать вам совет — как поступить лучше. Как сказала Абигайл Треффорд в своей книге "Безумные времена": "Развод ставит вас на край безумия".

ПЕРЕХОДЫ: СОЗДАТЬ ПОРЯДОК ИЗ ХАОСА

Переходы имеют поворотные точки. Есть очень дискомфортные моменты, которые отмечают начало чего-то нового, в то время как заканчивается что-то знакомое. Вместо того чтобы с ужасом ждать грядущих изменений, мы можем встретить их достойно и даже приблизить. Переходы — это то время, когда мы обладаем большой свободой выбора, и парадоксально, что это также и время, когда мы вырастаем как личности. Обычно когда мы думаем о переменах, мы воспринимаем их в свете циклов биологического развития: юношества, зрелости или старости. Все эти стадии развития достаточно стрессовые не только для самого субъекта, но и для окружающих его людей, вовлеченных в его жизнь. Мы знаем, например, что переход к юности характеризуется непредсказуемым поведением, внезапной сменой настроения, когда поведение может колебаться от детского в один день до взрослого в другой. Мы также знаем, что иррациональное поведение некоторых в 40 и 50 лет, в общем, обычно, как показал в своей книге "Проходы" Гейл Шихи, это своего рода способ преодолеть тяжелый период переходного возраста. Переход к старости, известный в основном многочисленными негативными стереотипами, несколько изменился, как показывают новые исследования. В "Фонтане лет" Бетти Фридан делается попытка опрокинуть и отбросить старые стереотипы, описывая новые типажи активных, занятых и мудрых людей, перешагнувших 80-летний и даже 90-летний рубеж.


7829148711185574.html
7829204818011299.html
    PR.RU™