Новизна социально‑правового исследования.

Новизна социально‑правового исследования сводится к обстоятельному описанию предмета исследования таким, как он существует в реальной жизни и объяснению причин, в силу которых данный предмет существует в таком, а не ином виде. Исследовательский коллектив может также сформулировать предложения о путях совершенствования предмета исследования в направлении, желательном для государства, общества или личности.

Описание того, что есть в реальной жизни, понимается как научный факт, хотя в философии науки не существует единого определения научного факта. Наиболее четко проявляются два подхода. Либо говорят о фактах как реальных явлениях, либо факты понимают как высказывания ученых об этих явлениях, событиях. Одновременно предпринимаются попытки рассматривать факт и как явление, и как знание ученого об этом явлении. В частности, утверждается, что у изложенных двух подходов к пониманию факта имеется «глубокое внутреннее единство: они не столько противоречат, сколько дополняют друг друга; различие состоит в том, что в первом случае больше внимания уделяется содержанию факта, а во втором – его форме. Но как форма не может существовать без содержания, так и научный факт не может быть представлен ни как онтологический, ни как чисто логический феномен, лишь в зависимости от целей исследования одной из этих сторон может быть уделено большее или меньшее внимание»[85].

По нашему мнению, научный факт является частью науки, входит в ее состав и может быть только знанием, а не самим реально существующим процессом, предметом, событием, ибо наука есть знание, и только знание и никакие иные компоненты в нее не входят и входить не могут.

Отождествление научного факта с самим явлением также неправомерно, как и отождествление человека с его фотографией. Реально существующее явление и результат его познания хотя и находятся в тесной связи и зависимости, но тем не менее представляют две качественно различные сферы – социальное бытие и мышление. Поэтому научный факт – это, прежде всего, знание о каком‑либо событии, явлении, процессе или их совокупности.

По своей логической природе научный факт представляет собой суждение в форме утверждения или отрицания. В зависимости от того, какая совокупность явлений и процессов, их свойств, связей лежит в основе научного факта, выделяют четыре вида фактов:

• единичные факты, содержащие информацию о том или ином правовом явлении, событии, его пространственно‑временных характеристиках, свойствах, связях. Например, утверждение о том, что Конституция Российской Федерации была принята в ходе всенародного референдума 12 декабря 1993 г., что парламентом в России является Федеральное Собрание;



• единичные факты‑иллюстрации. В таких суждениях не только утверждается или отрицается что‑либо о явлении, событии, но и приводятся частично или полностью сведения о них, содержащиеся в другом источнике. Так, в работе дается отсылка к конкретному нормативно‑правовому акту и одновременно приводится часть или весь текст акта. К фактам‑иллюстрациям относятся также цитаты из работ других авторов, рисунки, фотографии, графические схемы и т. п.;

• обобщенные факты, содержащие информацию о наличии или отсутствии какого‑либо свойства, признака, связи у совокупности сходных явлений и процессов. Это, например, утверждение о наличии в федеральных законах декларативных норм, пробелов и противоречий. Разновидностью обобщенных фактов выступают и суждения, основанные на результатах сравнительно‑правового изучения законодательства двух и более государств;

• статистические факты, представляющие собой количественные характеристики того или иного явления, процесса, полученные в результате специально организованного массового их наблюдения. Статистические факты могут излагаться в виде разного рода таблиц либо вербальных суждений, типа «имеется прямая зависимость между загруженностью судей и качеством их работы, поскольку коэффициент ранговой корреляции между этими факторами является достаточно высоким и равен 0,65».

Как самостоятельный вид научных знаний факты следует отличать от других компонентов общей теории права, в том числе от гипотез, а также всех форм теоретического знания: понятий и категорий, принципов, теоретических суждений.

Научные факты – это всегда достоверные, истинные суждения. Они тем и отличаются от научных гипотез, что всегда содержат истинные, а не проблематические, вероятностные и тем более не ложные сведения. Как знание реального события, процесса факт является абсолютной, вечной истиной, остающейся неизменной даже в период смены одной научной теории другой. Знание события, явления может быть расширено, дополнено некоторыми новыми чертами, штрихами, но имевшиеся ранее сведения от этого не теряют своей достоверности. Научный факт, опровергнутый новым знанием, является с самого начала заблуждением, ложным знанием, но никак не научным фактом.



Гносеологическая суть факта не меняется и на уровне обобщений. Обобщенный или статистический факт позволяет выявить общие, повторяющиеся черты, свойства совокупности наблюдаемых явлений, выявить их количественную сторону. Обобщенные факты являются истинными и в дальнейшем неопровержимыми только по отношению к изученным фактам. Распространение этих выводов на всю совокупность явлений носит условный, вероятностный или, как говорил Г. Гегель, проблематичный характер.

Достоверность, истинность как необходимый признак факта вытекает из основного принципа научного познания – принципа объективности. Факт является первичным научным знанием, фундаментом, на котором возводятся все последующие этажи теоретического знания, и трудно требовать объективности, истинности от теоретического знания, основанного на неточных, приблизительных, недостоверных фактах. Поэтому так высоко ценится в науке принципиальная, честная позиция исследователя в оценке событий, политики государства и т. д.

Фактуальные утверждения, не соответствующие объективной реальности, являются научными фактами лишь по своей внешней форме, но по своей сути являются ложными, т. е. квазифактами. Выявление таких фактов и борьба с ними составляют одну из основных задач научного познания, научной критики, ибо освобождение науки от всего наносного, внешнего, от заблуждений и измышлений является необходимым условием объективного анализа предмета науки и ее успешного дальнейшего развития.

Таким образом, научный факт представляет собой такой вид научного знания, которое является достоверным, истинным и выражается в суждении о явлениях, событиях, процессах, но не раскрывает их сущностных, закономерных и необходимых сторон, связей, отношений.

Признание того, что основная цель социально‑правовых исследований сводится к описанию реального бытия того или иного правового явления, процесса, никак не умаляет значения этих исследований в развитии правовой науки. Благодаря им представляется возможным раскрыть социальную обусловленность определенных правовых институтов, измерить эффективность действующих норм права, определить действенность механизма правового регулирования, получить иные эмпирические знания, без которых невозможно проведение ни одного плодотворного теоретического исследования.

На этапе теоретического исследования с фактами как объективным знанием, должны сообразовываться дальнейшие выводы и положения. С учетом познанных фактов формулируются гипотезы, проверяется способность теоретических знаний объяснять реальные факты, ведется поиск новых теоретических положений, способных объяснить факты, противоречащие наличному теоретическому знанию, формулируются понятия и их определения.

В роли «предпосылки» теоретического знания научный факт сохраняет свое значение и на стадии изложения результатов исследования. Итоги нового теоретического знания объективируются в соответствующих для данной стадии познания формах: понятиях, суждениях, принципах, гипотезах и др. В то же время большая часть фактов, прошедших красной нитью через исследование и послуживших объективной основой получения новых теоретических знаний, остается за рамками документа, уходит в небытие. Но определенная часть фактов все же воспроизводится в научной теоретической работе. На этой завершающей стадии исследования научные факты используются в следующих случаях:

– для описания объекта исследования, раскрытия присущих ему наиболее важных сторон, связей, процессов изменения, развития. Поскольку общая теория права призвана не только объяснять свой предмет, но и описывать формы его непосредственного бытия, то научные факты широко используются для характеристики действующих законов, описания их основных положений, практики организации и деятельности правотворческих и правоохранительных органов;

– для иллюстрации теоретических положений. Абстрактная мысль не может долго быть оторванной от реальных правовых явлений и процессов. Время от времени и она нуждается в соединении с реальными земными процессами. В форме факта‑иллюстрации могут выступать сведения о действующих законах, о состоянии реализации норм права, деятельности органов государства, о положениях, высказанных другими авторами;

– для облегчения процесса восприятия читателями сложного или недостаточно четко сформулированного положения. Хорошо подобранные, интересные примеры необходимы не только для учебников по теории государства и права, но и для любой теоретической работы, ибо восприятие нового всегда представляется достаточно сложным как для обучающегося, так и для искушенного в теории специалиста;

– для обоснования достоверности, соответствия объективной реальности положений, выводов, сформулированных автором. Особенно велика роль фактов в случаях, когда обобщение распространяется на всю генеральную совокупность исследуемых явлений и процессов. Исследователь должен не только констатировать интенсивность проявления того или иного свойства, признака, но и показать, что его вывод соответствует объективному положению дел, основывается на фактах, а не на субъективных представлениях. Именно это требование чаще всего игнорируется современными критиками советского права и советской правовой науки;

– как аргумент, свидетельствующий о недостоверности, субъективности тех или иных положений, выводов. В работах по общей теории права, как и по другим юридическим наукам, тезис о несоответствии утверждения реальным фактам выступает серьезным аргументом о недостаточной научной обоснованности утверждения. Однако это требование нельзя понимать лишь как требование привести высказанное положение в соответствие с наличным бытием. Вполне возможно, что положение верно, и тогда нужно обстоятельно объяснить причины противоречия между сформулированным положением и эмпирически наблюдаемым фактом.

Названные функции на стадии изложения результатов исследования может выполнять любой достоверный, объективно истинный факт. Поэтому выбор совокупности фактов, которая, в конечном счёте, войдет в содержание научной работы, во многом субъективен. Нет прямой связи и между истинностью теоретических положений и количеством фактов. Несомненно, что, чем шире эмпирическая база теории, тем обоснованней выглядят ее положения. Однако нет ни одного правового понятия, категории, достоверность которых считалась бы доказанной при наличии определенного числа эмпирических фактов.

Таким образом, социально‑правовые исследования, призванные построить для правовой науки прочный и надежный фундамент подлинно научных фактов, играют важную роль в научном познании. В то же время эти исследования относятся к начальным этапам научного познания и не способны подниматься на уровень теоретических обобщений и выводов. Процесс формирования теории представляет собой качественно новый этап научного познания предмета правовой науки, требующий применения специальных методов и форм научного знания.


7829319067577649.html
7829380284266005.html
    PR.RU™