Один, два и три» дисциплины в действии

Жизнь раз за разом предоставляет нам возможности поупражнять мозг. Мы видели это на примере разговора Роджера с дочерью, присвоившей все внимание подруги своей младшей сестры. Он мог бы попросту сказать нечто вроде: «Элли, оставь-ка ты Кэти и Джину в покое, пусть играют сами». Но тогда он упустил бы возможность дать Элли знания и развить ее мозг.

Поэтому Роджер воспользовался подходом «один, два и три». Завязав диалог с дочерью («Ты обратила внимание на то, что Кэти огорчена?»), вместо того чтобы диктовать ей, как нужно себя вести, он учел одно определение дисциплины: обучение. Далее он руководствовался двумя ключевыми принципами. Во-первых, убедился, что дочь готова учиться, продемонстрировав ей собственную готовность слушать, не осуждая («Я тоже думаю, что ты ни в чем не виновата»). Во-вторых, избежал ригидности и даже попросил саму Элли предложить наилучший выход из ситуации. Таким образом он достиг трех целей перенаправления: помог дочери осмыслить ее собственные действия («Почему она могла расстроиться, как ты думаешь?»), понять переживания сестры («Если бы она сейчас могла рассказать нам, что чувствует, как ты считаешь, что бы она сказала?») и найти возможный отклик с целью восстановления социальной интеграции («Давай подумаем, что можно сделать»).

Этот подход работает и в отношении детей старшего возраста. Посмотрите, например, как его применила одна супружеская пара в конфликте с дочерью, ученицей средних классов.

В течение целого года перед каждым крупным праздником Нила, составляя список желаний, писала первым пунктом «мобильный телефон». Она постоянно твердила родителям, Стиву и Беле, что у всех детей есть телефоны. Они упирались дольше, чем родители ее подружек, но когда дочери исполнилось 12 лет, сдались. В конце концов, Нила была достаточно ответственной для своего возраста, все больше времени проводила отдельно от родителей, и всем было бы удобно, если бы у нее был телефон. Они предприняли все меры предосторожности, которые считали важными: «запретили» телефону заходить в Интернет, исключили скачивание приложений, не прошедших фильтр безопасного контента, разъяснили Ниле, что такое политика конфиденциальности и безопасности, – и, наконец, перешли на новый этап детско-родительских отношений.

В первые месяцы Нила ни разу не заставила родителей усомниться в верности принятого решения. Она следила за телефоном и правильно им пользовалась, а сами они уже и представить не могли, как раньше обходились без такой удобной вещи.

Но однажды вечером Бела услышала покашливание из комнаты дочери, когда та уже должна была спать. Она заглянула к ней, чтобы ее проведать. Синее свечение у изголовья сразу же погасло, но было поздно. Нила попалась.



Бела включила верхний свет, но не успела сказать ни слова, как Нила кинулась объяснять:

– Мам, я волновалась из-за теста, не могла уснуть, вот и решила немного отвлечься.

Бела отлично знала, как важно не перегнуть палку, да и главной ее задачей на данный момент было уложить дочку спать. Поэтому она начала с установления эмоционального контакта:

– Я понимаю, что иногда бывает нужно переключиться. Ужасно себя чувствую, когда сама не могу уснуть.

А дальше ограничилась фразой:

– Давай отложим разговор до завтра. Дай мне телефон и сразу же закрывай глаза.

Поговорив со Стивом, Бела узнала, что у него была точно такая же ситуация с Нилой на прошлой неделе, когда Белы не было дома. Он просто забыл ей об этом рассказать. Итак, они знали уже о двух случаях, когда их дочь самым бесцеремонным образом нарушила правила, установленные в отношении мобильного телефона и сна.

Сообразуясь с подходом «один, два и три», Стив и Бела сосредоточились на одном – определении дисциплины. Чему они должны были научить дочь в этом случае? Подчеркнуть, как важно быть честным, ответственным, заслуживающим доверия, соблюдать правила, сообща принятые всей семьей. Эту задачу они постоянно имели в виду, обдумывая свою реакцию на проступок Нилы.

Они не забыли и о двух принципах. Одним из них – дождаться момента, когда ребенок будет готов, – Бела руководствовалась, когда решила просто забрать у Нилы телефон и сказать, чтобы та засыпала. Самый конец дня, когда все уже устали, а ребенок еще и бодрствует дольше, чем следовало бы, – определенно, худшее время для обучения. Если бы мать пустилась читать Ниле нотации, скорее всего, они бы просто-напросто поскандалили. Не самое лучшее снотворное и не самый лучший урок! Самым правильным было дождаться следующего дня, когда Бела и Стив могли бы выбрать подходящий момент для обсуждения сложившейся ситуации. Не с самого утра, когда все торопятся позавтракать и разбежаться по делам, а сразу после ужина, чтобы каждый мог спокойно участвовать в разговоре.

Что касается отклика родителей как такового, его продиктовал второй принцип: быть последовательными, но не ригидными. Безусловно, действовать последовательно – это обязательное требование. Стив и Бела отчетливо понимали, как важно, чтобы Нила росла честной и ответственной, а в случае с телефоном она не оправдала их доверия. Разумеется, на это нужно было должным образом отреагировать.



Однако это никоим образом не означало ригидной реакции, которая выразилась бы в поспешном и нецелесообразном решении. Первым побуждением родителей было вовсе отобрать телефон. Но обсудив ситуацию и поостыв, они пришли к выводу, что в данном случае это было бы неоправданно жесткое решение. Не считая возникшей проблемы, в остальном Нила вела себя ответственно. Поэтому вместо того чтобы отобрать телефон и дело с концом, они решили обсудить проблему с Нилой и предложить ей сообща найти выход из создавшегося положения. Она-то и предложила решение, удовлетворившее всех: идя ложиться спать, не брать телефон с собой в комнату. Тогда у нее не будет соблазна проверять его всякий раз, как засветится экран, а мама и папа будут спокойны, зная, что подзаряжается не только телефон Нилы, но и сама она, поскольку спит крепким сном.

Со стороны родителей это было оправданное решение, ведь, в общем-то, Нила редко оступалась. Все согласились, что если возникнут новые проблемы или Нила начнет уделять телефону слишком много внимания, родители заберут его и будут выдавать дочери лишь в определенные периоды времени в течение дня.

В отклике на конфликтную ситуацию родители проявили уважение к Ниле, ведь решение было выработано совместно с ней, и в то же время настояли на соблюдении границ допустимого. Стив и Бела повели себя последовательно, выступили единым фронтом в защиту определенных правил и требований, однако не впали в ригидность и избежали таких воспитательных мер, от которых не было бы пользы ни дочери, ни их отношениям с ней.

Благодаря этому они приблизились к достижению трех желаемых целей перенаправления: инсайта, эмпатии и восстановления интеграции. Опора на сотрудничество, привлечение дочери к диалогу путем наводящих вопросов развили ее способность к инсайту. Одни вопросы помогли Ниле задуматься о своем решении включить телефон, когда это было запрещено: «Что ты ощущаешь, когда делаешь что-то, зная, что этого делать нельзя? Или когда мы входим и застаем тебя с телефоном? Как ты думаешь, что мы при этом чувствуем?» Другие вопросы помогли ей увидеть лучшие варианты поведения: «Когда тебе в следующий раз будет трудно заснуть, что ты можешь сделать вместо того, чтобы развлекаться с телефоном?» Диалог с родителями помог Ниле углубить свой персональный инсайт и развить высший мозг, сформировать внутренний нравственный компас и подготовиться к более осознанному поведению в будущем. А поскольку при решении проблемы родители проявили уважение к дочери и ее желаниям, то Нила охотнее будет обращаться к ним за советами по более серьезным проблемам в сложном переходном возрасте.

Что касается эмпатии, то достигнутый в данном случае результат отличается от результатов, достигаемых большинством родителей в воспитательных моментах. Чаще всего, подталкивая к эмпатии ребенка, принявшего неверное решение, мы побуждаем его задуматься о чувствах другого человека, пострадавшего из-за его поведения. Здесь же никто не пострадал, кроме самой Нилы, сократившей свой ночной отдых. Но Стив и Бела постарались внушить дочери, что ее поступок пусть немного, но пошатнул их доверие к ней. Они знали, как важно не драматизировать и избежать подводных камней вроде навязанного ребенку чувства вины или жалости к себе, и ясно дали понять девочке, что не собираются прибегать к такого рода приемчикам. Однако они объяснили ей, как много для них значат их взаимоотношения и как им больно, когда дочь не оправдывает их доверие.

Главной же темой этого диалога стала интеграция, соединение частей в целое. Благодаря интеграции целое оказывается больше суммы частей, и именно так возникает любовь в отношениях между людьми. Сосредоточенность родителей на инсайте и эмпатии, а затем на взаимоотношениях с ребенком естественным образом привела к достижению третьей желаемой цели – к восстановлению интеграции. Едва только между родителями и детьми возникает трещинка, пусть даже самая маленькая, нужно сделать все возможное, чтобы как можно скорее ее устранить. Родители Нилы должны были предоставить дочери такую возможность. Обсуждая, каким образом следует решить проблему полуночного пользования телефоном, они задавали дочери вопросы, которые побудили ее задуматься, как разрушает отношения с близкими нежелание соблюдать договоренности. Причем они обошлись без эмоциональных манипуляций, не пытались навязать девочке чувство вины, а прямодушно и дружески задавали ей вопросы такого рода: «Что бы ты могла сделать, чтобы мы не боялись доверять тебе снова?» Им пришлось подтолкнуть ее в нужную сторону, заставить задуматься о том, какими действиями она могла бы укрепить доверие родителей. Скажем, пользоваться телефоном только для звонков и время от времени проверять его вместе с родителями, а может, по собственной инициативе, не дожидаясь приказа, оставлять его за дверью своей комнаты, отправляясь спать. Таким образом, ей пришлось обдумывать способы осознанного, целенаправленного восстановления доверительного отношения к ней со стороны родителей.

Обратите внимание на то, что проступок Нилы относится к числу типичных поведенческих проблем, с которыми родителям приходится сталкиваться едва ли не ежедневно. Отдельные сложности с поведением имеет смысл решать при помощи профессионала. Крайние проявления дурного поведения, трудно поддающиеся исправлению и наблюдающиеся долгое время, могут быть свидетельством какого-то скрытого неблагополучия. Если у ребенка наблюдаются частые приступы эмоциональной реактивности и все ваши попытки восстановить интеграцию оказываются бессильными, полезно обратиться к детскому психотерапевту или специалисту по детскому развитию. Они благожелательно обсудят с вами проблему и подскажут, пойдет ли на пользу вам или вашему ребенку вмешательство со стороны. По нашему опыту, дети, склонные к частым и сильным проявлениям реактивности, нередко страдают от нарушений, связанных с сенсорной интеграцией, дефицитом внимания и/или импульсивностью, аффективными расстройствами. Кроме того, свою роль в возникновении затяжных проблем с поведением могут сыграть полученные когда-то травмы, по-настоящему тяжелый прошлый опыт или семейные неурядицы. Такие проблемы свидетельствуют о нарушении саморегуляции как возможной причине повторяющихся разрывов эмоциональных уз. Мы советуем обратиться за помощью к кому-то, кто поможет вам проработать эти проблемы и направить вас и ребенка по пути оптимального развития.

Однако в большинстве ситуаций, требующих родительского вмешательства, достаточно применить рационально-эмоциональный подход к дисциплине. Ребенок охотнее пойдет вам навстречу, а в семье воцарятся мир и покой. «Один, два и три» дисциплины – это не чудодейственная формула и не непреложный закон. Его не следует зазубривать наизусть, чтобы механически ему следовать. Это лишь подсказка, самое общее руководство к действию при перенаправлении. Это повод лишний раз вспомнить определение и предназначение дисциплины, принципы, которые необходимо соблюсти, и желаемые результаты ваших действий. А значит, вам будет гораздо проще призвать ребенка к дисциплине и научить его правильно себя вести, вместе с тем побудив его охотнее сотрудничать с вами и укрепив отношения между всеми членами семьи.


7829849459078560.html
7829924458966964.html
    PR.RU™