Отпущение грехов.

Беглопоповцы и поповцы получают отпущение грехов от беглых ими же «исправленных попов» или от лжепопов из своих самозванных «древлеправославных церквей».

Беспоповцы-поморцы и отделившиеся от них федосеевцы и филипповцы исповедуются у своих духовных отцов и матерей, наставников и наставниц, они же им грехи отпускают.

Нетовцы (поющие при совершении служб) исповедуются перед «стариками», те им грехи отпускают.

Нетовцы (глухие, служащие без пения) исповедь совершают перед иконой, вычитывая Скитское покаяние.

Члены «аристова согласия» (часть федосеевцев) отказались от заупокойных молитв, потому что уверены в своей святости и в том, что и так попадут в рай. Каются ли они и кому, неизвестно.

Как брачуются раскольники, «приемлющие брак». О браке было уже довольно сказано выше. Святитель Димитрий пишет: «или яко без венчания поемлются, если же и венчаются, то неправильно, от попов самоназванных, а не освященных, или от беглых запрещенных: или же, яко мнози из нихобновили ересь Николаитскую, еже обще жены имети».

Из этого перечня обрядов, которые почему-то принято считать «старыми и благочестивыми», можно вывести лишь одно заключение: там, где нет священства, нет и Таинств. В связи с отсутствием Таинств у раскольников, встает вопрос о действительности того Таинства, которое делает человека христианином, о Крещении. Можно ли людей, крещеных вышеперечисленными способами, хотя бы и трехпогружательно, а не обливательно, считать крещенными и принимать их по третьему чину через покаяние? Если придерживаться смысла сказанного в Правиле 1 святого Василия Великого, то всех возвращающихся в Православную Церковь из раскола надо крестить (не перекрещивать, а именно КРЕСТИТЬ), потому что совершенное над ними отлученными от Церкви мирянами действие не является Таинством.

Напомним слова святого Василия Великого, уже приведенные в части 1, о отступивших через раскол: «Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них к Церкви, яко крещенных мирянами, древние повелевали вновь очищати истинным церковнымкрещением».

Новые чины и обряды у «старообрядцев»

К новым обрядам, в первую очередь, конечно, надо отнести все вышеперечисленные обычаи в совершении мнимых таинств, потому что в православной Руси до раскольников только тайные сектанты могли совершать нечто подобное. Затем, существует немало новосочиненных «чинов». Например: «чин нехиротонисанных для отправления крещения и покаяния» «чин благословения в неделю ваий», или «чин для поставления пастырей словесных овец». Существуют также специальные «чины» по совершению «исправы» мирянина, священника и епископа.



При описании дробления в беспоповщине мы мы говорили о том, что в расколе происходят несогласия из-за разных обычаев и обрядов, которые обе спорящие стороны объявляют «догматом». Несогласие ведет кразделению, и разделившиеся тотчас объявляют друг друга еретиками, проклинают с ними несогласных и прекращают всякое общение с ними. Таким «догматом» у раскольников может стать все, что угодно, например:

— состав букв в «титле» («четырехбуквенный догмат» у титловцев);

— способ каждения (один раз вперед, а второй поперек в диаконовском толке);

— поминание или непоминание царя в тропарях (толк тропарщиков);

Вкратце поясним смысл споров о двух «догматах»-обрядах.

Немоление за Царя.Разногласия и яростные споры у раскольников вызывали не только церковные предметы (обряды, чины и таинства), но и отношение к царской власти, выраженное в отказе молиться за Царя. Отказ, в свою очередь, был мотивирован тем, что царь — или «рожок антихристов», или натуральный (чувственный) антихрист. Поморское согласие в начале 1740-х годов возобновило моление за царя и из-за этого выделился толк филипповцев, объявивших это решение «новой ересью».

При изучении развития беспоповщины от ее «предков», богомилов капитонов в середине XVII в., до широкого спектра толков в XIXв. нетрудно заметить, что эта часть раскола в массе своей развивалась по пути приближения к привычным для православного народа формам религиозной жизни. Это объясняется, в первую очередь, тем, что в массовых расколах, каковым было «старообрядчество», сознательных еретиков, идеологов и вождей, всегда немного, а основную массу совращенных составляют люди в недавнем прошлом православные. Когда к началу XVIIIв. угар апокалиптическиго нигилизма прошел и ожидания обещанного конца света не оправдались, лжеучителям все труднее становилось удерживать свою одурманенную паству в рамках принципиального отказа от священства и Таинств и настаивать на самоуморении и безбрачии. Они вынужденно шли на компромисс, лишь бы не потерять своей власти над людьми и не остаться в одиночестве. Идя навстречу настроениям своей паствы, они постепенно восстанавливали, хотя и в искаженном виде, но все же привычные для народа формы религиозной жизни: храмы-молельни, священство, таинства, благословенный брак.



В некоторых крайних сектах (например, у федосеевцев, филипповцев, бегунов и самокрещенцев) первоначальное учение капитонов сохранялось дольше, но даже они были вынуждены отказаться от идеи всеобщего безбрачия и посчитали нужным обзавестись своими «трехчинными иерархиями». Сохранение в этих крайних толках «родовых признаков» капитоновщины позволяет, путем сравнения, выявить общие для всей ранней беспоповщины богомильские начала. Следы капитоновщины сохранились и в более умеренных толках, но здесь они различаются с трудом и вряд ли осознаются самими раскольниками, к этим толкам принадлежащим.

Устроив свою религиозную жизнь путем различных нововведений более или менее похожей на православную, они говорили и продолжают говорить, что «сохранили древлее благочестие», тогда как на самом деле не сумели сохранить даже то, с чем ушли из Церкви.


7925056231588211.html
7925111904539162.html
    PR.RU™